Яндекс.Метрика

4 апреля 1851 г. Ильинскому последовало новое распоряжение

4 апреля 1851 г. Ильинскому последовало новое рас¬поряжение от начальника Центра Кавказской линии: «… переселение аулов Гизельского, Есеновых и Козро- вых в Малую Кабарду я полагаю удобным теперь начать и потому вместе с сим подписал приставу Малой Кабар- ды сотнику Туриеву явиться к вашему превосходитель¬ству и подполковнику Шостаку для принятия сказанных аулов и указания им места для поселения и границ отво¬димой земли»78.
Но дело с переселением аулов продвигалось край¬не медленно. В марте 1851 г. в прошении обществ аулов Гетагаза Канукова, Магомета Есенова и Татаркана Мам¬сурова решение властей о переселении осетин в Ма¬лую Кабарду называлось «весьма обидным». По мне¬нию просителей, «во-первых, выселяющиеся могут от¬выкнуть от природного обычая, во-вторых, от ближай¬ших своих родственников, с которыми имеют неразлуч¬ные узы и связи родства, таковое почитают вообще гор- Чы отклонением от общества»79.
Российская военная администрация не желала обо¬стрять отношений с «мирными осетинами» и провоци¬ровать недовольство ни жителей, ни тем более владе¬телей тагаурских равнинных сел, как правило, нахо¬дившихся на русской службе. Поэтому по мере того, как становилось очевидным, что не удастся заставить намеченные к переселению аулы покинуть свои места строгими приказами и уговорами, начались поиски других возможностей к освобождению земель, пред¬назначенных для казаков Владикавказского линейно¬го казачьего полка.
К началу 1851 г. были сформулированы несколько способов решения проблемы, которые совпадали с на¬правлениями возможных миграционных потоков из на¬меченных к переселению сел. Они были изложены в распоряжении начальника Владикавказского военного округа 26 апреля 1851 г., направленном в адрес исполня¬ющего должность пристава горских народов. Во-первых, давалось разрешение на подселение жителей гизельских аулов к другим равнинных аулам, в случае если земли отмеченных аулов «без прибавки» будет достаточно и, и для желающих подселиться, и для коренных жителей, если последние пожелают их принять. Во-вторых, части осетин предоставлялась возможность вернуться в преж¬ние места проживания в горах, при условии, что они имели там родственников, готовых их принять, и сво¬бодные земли. И, наконец, сохранялся вариант пересе¬ления в Малую Кабарду.
Жители аулов Есенова, Козрова, Гизельских восполь¬зовались представленными возможностями. Последова¬ли многочисленные обращения в сельские общества раз¬ных равнинных селений с просьбой принять их на по¬стоянное местожительство. И к весне 1851 г. многие про¬сители получили от ряда сельских обществ согласие на их подселение. Принимающие общества при этом да¬вали подписку начальнику Владикавказского округа о том, что с их стороны в последующем не будет жалоб правительству в связи с нехваткой земли.
В результате в апреле 1851 г. 6 семейств: Карасея, Год- зи, Алексея, Дударуко, Кудаберда Кусовых и Хаджиу- мара Козрова из Кардиусара заручились согласием пра¬порщика Симона Кусова поселиться в Заманкуле. Под¬поручик Тимурко Дударов выразил согласие принять в ауле Габисово Айтека и Идауждико Козровых. В Аар¬ский аул к корнету Кудаберду Дударову отправлялись Цопан и Даче Козровы. В селение Брут к корнету Кара- сею Шанаеву переселялись Эльзаруко Козров, Савкудз и Дави Мамиевы. Еще 17 дворов из Кардиусара: Тотра, Эльберды, Габа, Базе, Дуда и Берда Фидаровых, Темир- ко, Цукупа, Магомета, Бештауа, Дидо, Майрама, Алда- тимета и Каурбека Козровых, Леона и Парсау Мирико- вых, а также Кута Тебиева дал согласие принять в свой аул Каспулат Дударов.
Зилгинцы согласились принять из Есенова аула Бай- дыра, Дзагупа Кундуховых, Цыппу Токаева, Дудара То- таева, Гайти Цаболова. Из этого же аула в Верхнюю Са- нибу, к прапорщику Магомету Есенову переселялись Цыпурза, Азо, Кази Есеновы, Аслануко Фриев, Мамука Дзебоев.
Подписки к переселению в аул Беслана Тулатова были представлены на алдаров Ахмата и Асланбека Ту- латовых, а также зависимых от них крестьян Азыка Бы- таева, Алица Батагова, Карташа Урыцкоева80.
Таким образом, постепенно жители этих и других гизельских аулов расселялись по равнинным селам. Кто- то возвращался в горы. Некоторые перебрались в Ма- ЛУЮ Кабарду. Но часть жителей гизельских аулов, по- прежнему, отказывалась покидать насиженные места.