Яндекс.Метрика

боснованно опасаясь враждебных акций

Обоснованно опасаясь враждебных акций в отноше-нии строительства важной коммуникации, власти иска¬ли разные способы договориться с алдарами. В частно¬сти, они предложили Дударовым взять на себя строи¬тельство и охрану дороги. В 1810 г. Инал Дударов, под¬поручик российской армии, получил разрешение посе¬литься с подвластными ему людьми на равнине. Вла¬дикавказский комендант И.П. Дельпоццо выделил ему землю на левом берегу Камбилеевки, в двадцати пяти верстах от Владикавказа и в двух верстах севернее Ели¬заветинского укрепления. Взамен И. Дударов принимал на себя обязательство «оберегать Моздокскую дорогу от Кабардинских гор, с одной стороны и до Владикавказа с другой»41. Кроме того, поселенцы облагались подводной повинностью, то есть они обязаны были обеспечивать подводами проходившие по дороге команды и обозы.
Поселение, первоначально составленное из 26 дво¬ров, было названо Иналово в честь его основателя. Сре¬ди первых поселенцев были Зиу Агаев, Куркуко Агузов, Лаппу Азиев, Темрук и Басил Албеговы, Дзибирт Ахса- ров, Тотраз Байматов, Инал и Азо Бедоевы, Ису, Зеха, То- траз и Дога Болиевы, Кузи Бугулов, Зибизи Гариев, Кур- дан Гасиев, Тапсико Гусалов, Айдаруко Зугутов, Айдару- ко и Сафараша Итазовы, Саукуз Кадиев, Габис и Ислам Кунаевы, Касай Пацов, Деби и Порци Псхациевы, Бадур и Сосе Салбиевы, Хадо Талинов, Зми и Роче Туаевы, Ка- сил Туккаев, Забо Тхоев, Кавдын Хадарцев, Таба Циноев.
На новом месте границ участков переселенцев ни¬кто не определял. Семья Инала Дударова сама отмерила Для себя территорию, на которую распространила свою власть. Захваченная земля составляла 4368 десятин.
Убеждая крестьян переселиться с ним на равнину, И. Дударов обещал «не притеснять и не накладывать по-датей». Первые годы с каждого двора собирали толь-
i-~-30£ZX^~~
ко по рублю, чтобы нанимать караулы для охраны села от внешних нападений. Такие нападения были нередки. Жизнь на новом месте требовала большого мужества, так как нередко «хищники убивали людей, угоняли скот».
Со временем многое изменилось. Уже в 1825 г. каж-дый крестьянский двор должен был нести повинности в пользу владетеля села: каждый год платить рубль сере-бром; отдавать барана, воз сена. Когда поспевали хлеба, то нужно было отработать на алдара во время уборки урожая. Во время сенокоса с каждого двора выставлялся косарь, который вместе с другими с утра до вечера дол-жен был косить сено42.
С годами притязания алдар и противодействие им со стороны крестьян только усиливались. Случаи открыто¬го неповиновения участились после смерти Инала Ду¬дарова. В 1833 г. крестьяне отказались платить подати, и алдары обратились за помощью к военному началь¬ству. После того, как жители селения подтвердили свой отказ, генерал Аронский приказал посадить стариков Бото Жанжиева, Абрека Салбиева, Хадо Албегова, Мус¬су Кадиева, Аго Балоева и Гаджи Албегова на гауптвах¬ту. Под стражей стариков продержали в течение 5 меся¬цев, пока они не дали подписку, что не будут более «де¬лать подобных ослушаний». Но ситуация периодически повторялась. Крестьяне говорили, что ничем не обязаны Дударовым.
Обращение алдар к военному начальству с жалобой на действия зависимых от них крестьян не были редко-стью в эти годы. Поручик Магомет Дударов в 1849 г. в ра-порте на имя начальника Владикавказского округа про¬сил поддержать его в конфликте с бывшими жителями Иналово, фарсаглагами, которые переселились в Заман- кул, Эльхотово и Батакоюрт. Фарсаглаги, будучи лич¬но свободными, имели право переселиться куда угод¬
но, если на то имелось разрешение местного начальства. Поэтому Дударов не мог им в этом препятствовать, од¬нако он считал незаконным, что крестьяне забрали с со¬бой строения, на которые, по его мнению, они не имели никаких прав.
По такому же поводу младший брат Магомета, Ка¬расей Дударов жаловался на фарсаглага Бдарова. Тот переселился в станицу Ардонскую и, помимо причитав¬шихся ему по неписанному праву скота, хлеба, домаш¬него имущества, разобрал и увез с собой все строения, имевшиеся у него в Иналово, но считавшиеся собствен¬ностью алдаров43.