Яндекс.Метрика

Каменные дома в Адиюхе

Каменные дома в Адиюхе, как правило, имели скромные раз­меры: 3X4 м\ 3,5X4 м; 2,5X2,5 м; 4,5X5,5 м; 3,9X2,2 м; 5X5,5 м[1], т. е. их жилая площадь колебалась в пределах от 6,5 до 25,5 кв. м. Как правило, жилища имеют углубленный в пол очаг, каменные скамьи и нары для лежания (рис. 34, 1).

Аналогичные жилые постройки были исследованы Т. М. Минае­вой и на аланском городище Гиляч в районе г. Карачаевска в 1961 г. Зафиксированные здесь размеры: 4,5×4,5 м; 5,4×4,5 м (рис. 34, 2)[2].

Такого же типа и размера жилища обмерены нами на городище «Шпиль» в междуречье Кяфара и Кривой (Зеленчукский район Ка­рачаево-Черкесской АО) в 1953 г. Одно из зданий, наилучше сохра­нившееся, состояло из двух комнат, имевших размеры 5,5×5 м и 7X5 м.

С учетом рядовых жилищ Нижне-Архызского и Верхне-Джулат- ского городищ можно сделать некоторые обобщения, конечно, не претендующие на полную достоверность и окончательность, но пред­ставляющие интерес.

Размеры, внутренняя организация и утварь жилищ показывают скорее всего их принадлежность одной моногамной семье, ставшей самостоятельной хозяйственной единицей. Разумеется, они не идут ни в какое сравнение с общинными домами американских туземцев, описанными Л. Г. Морганом[3], или хотя бы с большими землянками эпохи бронзы. Правда, следует оговориться, что остается неясным отношение данных индивидуальных семейных жилищ к большой пат­риархальной семье, которая, вероятно, еще существовала у алан. Но чем по существу рядовое аланское жилище отличалось от древне­русских срубов Новгорода или полуземлянок Киева XI—XIII вв. Та же полная изолированность построек, замкнутая планировка, не­большие размеры, один очаг и т. д. — все это вполне соответствует требованиям быта именно отдельной семьи, как и на Руси. На клад­бище отдельные семьи в пределах своих родовых участков имели катакомбы, склепы, в которых хоронились умершие члены данной семьи, включая детей.

Окончательное выделение отдельной семьи, превращение ее в самостоятельную хозяйственную единицу таило в себе огромные со­циальные последствия. Прежде всего они заключались в возникно­вении и развитии частной собственности и раньше всего на землю — «великий основной источник всех потребных человеку средств су­ществования»[4].

Экономической основой существования семьи был свой земель­ный участок. Появление индивидуальной семьи естественно должно было отразиться в сфере земельной собственности — должно было появиться мелкое парцеллярное хозяйство. Территориальная сель­ская община, основанная на индивидуальной собственности общин­ников на парцеллярные участки и коллективной собственности на угодья, обеспечивала прогресс производительных сил и прежде все­го земледелия. В этом состояло историческое значение рассмотрен­ных явлений. А так как экономическое и социальное положение обо­собляющихся семей было неодинаково, происходил естественный и неизбежный в этих условиях процесс классового расслоения общест­ва. Из среды старой родоплеменной знати и ее окружения посте­пенно образуется класс феодалов.