Яндекс.Метрика

Картина хозяйственного развития села

Картина хозяйственного развития села дополнялась определенными сдвигами в культурной сфере. Для мно-гих хумалагцев образование детей было желанным иде-алом. Первое упоминание о существовании в Хумалаге одноклассной школы для мальчиков встречается в доку-менте, относящемся к 1871 г. Школа размещалась в зда-нии, выстроенном сельским обществом при содействии комитета Общества восстановления христианства на Кавказе. Этот же комитет отпускал на содержание учи-теля 400 рублей в год и 20 рублей на учебные пособия. По сведениям на 1 января 1874 г. в хумалагской школе учились 25 мальчиков. Новый учебный год для сельчан стал знаменательным. Открылась женская школа. И те¬
перь не только мальчики (в школу были приняты 35 че-ловек), но и девочки (27 человек) получили возможность учиться. Через два года в школах, размещавшихся в двух комнатах, пристроенных к церкви, учились 64 мальчи¬ка и 21 девочка. В процентном отношении они составля¬ли лишь 5,72 % всех жителей Хумалага. Конечно, желаю¬щих учиться было гораздо больше, но отсутствовали ма-териальные средства для решения этой проблемы. Од¬нако позитивным моментом являлось то обстоятельство, что ежегодно школы принимали новых юных жителей села, осваивавших азы грамотности. Первым учителем в мужской школе стал Давид Кулаев, окончивший Тиф-лисскую учительскую семинарию, первой учительни¬цей в женской школе — его жена, Екатерина Кулаева, окончившая Ольгинскую женскую школу47.
К началу XX в. в селе работали две од¬ноклассные церков¬но-приходские школы (мужская и женская).
К 1913 г. было откры¬то еще одно двухклас¬сное церковно-при¬ходское училище48.
Школы имели своих попечителей, оказы¬вавших им посильную помощь. К примеру, в ноябре 1902 года на деньги попечителей — Начальника депо стан¬
ции Беслан М.Ю. Нарушкевича и владельца буфета на станции Д.И. Ястремского — были приобретены учебные пособия для школ.
История основания одного из крупнейших населен-ных пунктов в Осетии — современного города Ардона от-носится к 1820-м гг. В 1825 г. в низовьях реки Ардон близ военного укрепления, охранявшего Военно-Грузинскую дорогу, было заложено осетинское поселение Ардон.
Разрешение основать осетинское поселение в этом месте командующий войсками Кавказской линии гене¬рал Эмануэль выдал служащему военного укрепления Тасо (Петру) Гайтову. «После перенесения в 1825 г. с пра¬вой на левую сторону реки Терека Военно-Грузинской дороги и укреплений через Большую Кабарду и Екате- риноград до Владикавказа, — писал полковник Гайтов в 1854 г. в прошении на имя начальника левого крыла Кавказской линии генерала Евдокимова, — единственное тогда укрепление было Ардонское, где я находился при войсках за переводчика. Найдя в 1,5 верстах от Ар дон¬ского укрепления удобное, пустопорожнее место, я воз-намерился на нем основать аул…
Поселясь там, я устроил аул, который состоял из 4 семейств, моих родственников… Но так как в то время на плоскости не было ни одной души из туземных жите¬лей, которых весьма трудно было пригласить из гор пе-реселяться на плоскость, то я с семейством своим, живя 4 года подвергался большой опасности от набегов хищни-ческих партий, бывших в то время весьма в большом ко-личестве, но, несмотря на опасность, я бодрствовал про-тив врагов России и всеми мерами старался склонить горских жителей селиться на плоскости; между прочим пригласили Амзора, Созрука, Мулдара и Кулаевых… »49.
В своем прошении Тасо Гайтов обращался к генера¬лу Евдокимову с просьбой о даровании ему и его детям в
вечное пользование земли за услуги, оказанные им прави¬тельству при основании поселения Ардон. С подобными прошениями о закреплении своих наследственных прав на землю обращались все основатели равнинных посе¬лений в связи с развернувшимся в конце 1840-х — начале 1850-х гг. очередным межеванием земель. Закрепление на¬следственных прав на землю облегчало помимо всего про¬чего решение межевых, трудовых и арендных конфлик-тов, неизбежно возникавших со временем как внутри се¬лений, так и между соседними населенными пунктами.