Яндекс.Метрика

Неудивительно, что в конце XVIII в

Неудивительно, что в конце XVIII в. количество осе¬тинских равнинных поселений было незначительным, и горцам, по-прежнему замкнутым в горных ущельях и испытывавшим огромную потребность в пригодной для обработки земле, не приходилось в подобных усло-виях рассчитывать на благоприятный исход в решении сложнейшего комплекса экономических и социальных вопросов. Поэтому их взоры в попытке решить жиз¬ненно важный для них земельный вопрос все чаще об¬ращались к северному соседу — России.Еще в правление императрицы Елизаветы Петровны осетинские старшины обратились к русским властям с просьбой помочь им переселиться на предгорные и рав-нинные земли Центрального Кавказа. Российское само-державие выражало заинтересованность в создании осе-тинских равнинных поселений. Как отмечалось в доку-менте Коллегии иностранных дел, надежное средство расположить осетин к себе «только в том и состоит, что-бы их из нынешних их мест поселить на других». Но, вы-нужденное считаться с неблагоприятной внешнеполитической ситуацией, обусловленной открытым проти-водействием Османской Турции и Крымского ханства планам включения Северного Кавказа в политическое пространство Российской империи, российское правительство не спешило предпринимать конкретные шаги в данном направлении. Вместе с тем, оно негласно поддер-живало устремления осетин, которые, несмотря на отсутствие каких-либо гарантий безопасности, решались само-стоятельно переселиться с гор на равнину.
Со второй половины XVIII в. Россия с целью укрепления своих позиций на Северном Кавказе активно использует заинтересованность местного населения в переселении на равнину. В начале 1760-х гг. российское правительство приступило к укреплению своей погра-ничной линии на Северном Кавказе в районе Моздок — Мекень — Кизляр. Частью этого проекта стало осно¬вание крепости в урочище Моздок. Временем отсчета в истории нового форпоста на южных границах Рос¬сии можно признать 5 июля 1763 г. В этот день в рай¬он урочища Моздок прибыл подполковник П.И. Гак, ответственный за проведение всех строительных ра¬бот. Для строительства крепости из Кизляра была на¬правлена специальная команда: урядник и 30 рядовых. В ее состав входили 4 колесника, 4 плотника, 2 камен¬щика, 2 бондаря и 2 портных. В качестве инструмента у них имелись 40 топоров, 10 лопат железных и 20 каза¬чьих лопат малых, 66 кос. Прочие инструменты решено было изготовить на месте.
Таким образом, русские солдаты стали первыми строителями и жителями крепости Моздок. Одновре-менно сюда стали прибывать переселенцы из гор и выходцы из других районов Кавказа. «Для всех радушно открывались городские ворота, независимо от социаль-ной и национальной принадлежности, не требовалось никаких документальных свидетельств, все объявлялись свободными, но для всех было одно непременное усло¬вие — каждый должен был в обязательном порядке при¬нять христианскую веру»20.