Яндекс.Метрика

Расселение равнинных поселений по признаку религиозной принадлежности

Острота социального противостояния между разными сословиями осетинского общества в середине XIX в. вынуждала власти принимать меры не только к ограничению стихийного оттока из гор, но и к расселе¬нию жителей уже существовавших равнинных поселе¬ний. Еще в самом начале 1850-х гг. возглавляемый Врев¬ским комитет по разбору личных и поземельных прав жителей Владикавказского округа признал целесообраз¬ным разделять жителей равнинных сел не только по со¬словному признаку, но и создавать отдельные поселения для мусульман и христиан. При распределении казен¬ных земель, объявленных таковыми русским правитель¬ством после вытеснения с Владикавказской равнины про-турецки настроенных кабардинских князей, власти стали четко разграничивать население по религиозному признаку. Причем, лучшие земли отводились осетинам, принимавшим православную веру.
Российское правительство, обеспокоенное ростом влияния ислама среди северокавказских народов, ис¬ходило из убеждения, что проведение такой политики позволит оградить христианское население от «рене¬гатства» («совращения в мусульманство») и тем самым сузить ареал распространения мусульманской веры. В 1865 году действовавшая сословно-поземельная комис¬сия утвердила положение об отдельном поселении хри¬стиан и мусульман. Этот принцип был реализован еще в 1852 году по итогам работы отмеченного выше коми¬тета Вревского по разбору личных и поземельных прав в Дишрии. Тогда были заложены два крупнейших рав¬нинных дигорских поселения Вольно-Христиановское и Вольно-Машметанское.
Основанию этих крестьянских сел в середине XIX в. предшествовало напряженное противостояние дигор¬ских 6аделят и крестьян. В 1840-е гг. это противостоя¬ние достигло особого накала. Желая снять социальное напряжение, накопившееся в отношениях между баде- лятами и зависимым от них людом, российская админи¬страция в 1849 г. создала Комиссию «для разбиратель¬ства прав дигорских старшин и черного народа».
Дигорский народ представляли почетные старики Барисбий Баликоев, Кудайнат Гатагонов, Кудай Гоко- ев, Гуйман Гуцунаев, Хаджи Дзарасов, Бата Корнаев и другие. Они заявили членам Комиссии, что «… народ дигорский был всегда совершенно вольный и нисколь¬ко не зависимый от баделят, имеющих ныне несправед¬ливое притязание на независимость нашу… самое боль¬шое притеснение, претерпеваемое нами от баделят, кро¬ме самовольных налогов и поборов с народа, состоит в том, что они не позволяют нам по древнему обычаю, как народу вольному, переселяться по своему желанию в другие места, на что однако ж не имеют никаких прав и руководствуются в этом случае просто правом сильно-го. Весь дигорский народ, живущий на плоскости, про¬сит одной милости — дозволить нам переселиться от ба¬делят на другое место, какое будет угодно русскому пра¬вительству назначить нам, и мы по преданности нашей к государю императору и России с большою готовностью рады будем всем обществом выполнять все повинности и службы»117.