Яндекс.Метрика

В 1830-х — 1840-х гг. острота социальных противоречий

В 1830-х — 1840-х гг. острота социальных противоре-чий на почве крепостнических устремлений осетинской знати, особенно в Дишрии и Тагаурии, достигла особо¬го накала.
Ярким примером противостояния алдаров и кре¬стьян являлась история селения Иналово (ныне Хума- лаг). Несмотря на трудности и опасности жизни на но¬вом месте, число жителей селения быстро росло. В тече¬ние 40 лет с гор переселились семьи Битаровых, Бугуло- вых, Галазовых, Зангиевых, Козровых. В 1850 г. в селении насчитывалось уже 77 дворов. В 1853 г. к ним присоеди-нились выходцы из Беслана: Амбаловы, Габолаевы, Гу- тиевы, Дамзовы, Ходовы и другие, составившие 11 дво¬ров. Среди новых переселенцев было немало крепких, самостоятельных хозяев, не плативших алдару ника¬ких налогов. Этот пример оказался заразительным для остальных. И начиная с 1830-х гг., особенно после смер¬ти Инала Дударова ясно обозначалось стремление кре¬стьян вырваться из кабальной зависимости от алдара.
На протяжении двух десятилетий между крестья¬нами, не желавшими исполнять повинности и платить подати Дударовым, с одной стороны, и алдарами, стре-мившимися сохранить привилегии и утвердить свою власть над жителями селения, с другой, — противостоя¬ние только усиливалось. Российская администрация дол¬го не предпринимала никаких мер к решению пробле¬мы, предоставляя Дударовым и жителям селения пра¬во «разбираться самим». Однако непримиримая враж¬да сторон приобретала все более ожесточенный харак¬тер, выливаясь в кровавые столкновения. В прошении от 30 июня 1851 г. председателю сословного комитета баро¬ну И.А. Вревскому крестьяне писали, что «живут в бес-прерывной тяжбе и ссоре за землю с детьми алдара Ина¬ла Дударова, во избежание того, дабы впоследствии не произошли какие-либо вредные закону противные дела, мы желаем… иметь отдельный аул от алдар этих»86.
Подобно жителям Иналово, фарсаглаги Карджи- на, Габисово и других равнинных аулов не раз вступа¬ли в вооруженные схватки с алдарами. В 1840 г. скудкох- ЦЫ и батакоюртовцы едва не убили Муссу Кундухова и его братьев. В споре алагирцев с Кубатиевыми за землю «Кивон» в перестрелке был смертельно ранен Мисост Кубатиев, одинаково ненавистный алагирским и дигор- ским крестьянам.
На неповиновение крестьян не однажды жаловались Дигорские баделята. В 1840-х гг. в одном из своих обра-щений к российской администрации, они писали: «Меж- Ду нами существует непримиримая вражда, которая ежегодно ознаменовывается кровавыми происшествия¬ми». Вражда, перераставшая в вооруженную борьбу, на¬ходила отражение в фольклоре. В народной песне о Би- негоре Казбекове есть такие слова:
«Семилетнюю дань требовали баделяты,
Бинегор Казбеков не признавал этого,
Он начал бороться с ними…
Коней своих бросили баделяты И без коней удирали»87.
В сложившейся ситуации власти не могли уже игно-рировать проблему противостояния знати и крестьян. В конце 1846 г. под председательством коменданта Влади-кавказа П.П. Нестерова была создана комиссия по раз¬бору личных и поземельных прав жителей Тагаурского общества. Составленный комиссией план был утверж¬ден российской администрацией в 1850 г. Он предпола¬гал расселить жителей равнинных сел по сословному признаку. «Чтобы успокоить сословия, — отмечалось в документе, — нет другого средства, как поселять фарса- глагов отдельно от ал дар»88.
Принимая это решение, комиссия одновременно преследовала и другие цели. Реализация плана Несте¬рова вела к ослаблению экономической базы феодалов, лишая их традиционных источников доходов, и делала более зависимыми от российской власти. Своим планом комиссия Нестерова несомненно завоевывала симпатии фарсаглагов, так как выводила их из-под влияния зна¬ти и освобождала от феодальных притеснений. Нако¬нец, посредством осуществления этого плана предпола¬галось ликвидировать один из постоянных источников социальной напряженности в северокавказском регио¬не, охваченном большой войной.