Яндекс.Метрика

В апреле 1851 г. в Какадуре

В апреле 1851 г. в Какадуре, аулах Есенова, Кобан- ском и Даргавсском насчитывалось 74 двора. Из них в Какадуре оставались 6 дворов, в том числе Хаба Анди- ева, Парци Годараева, Абрама Кулаева и других, в Дар¬гавсском ауле — 10, в том числе Сатойя Хабаева, Алаго Токаева, Дзахо Балоева, Сугаровых, Торчиновых и дру¬гих, В Есенова ауле -10, в том числе алдара Кучука Кун- духова, а также Сырхау Бриева, Саукудза Приева, Уци Бедоева, Ноха Дегоева, Сафарали Хестанова и других.
Больше всего дворов — 48 — оставалось в Кобанском ауле. В начале 1851 г. его жители обратились к окруж¬ному начальству, а также военному командованию с просьбой разрешить им вернуться на прежнее местожи¬тельство в горах. Как уже отмечалось, кобанцы в 1830 г. были насильно выведены на равнину якобы «за разбой и хищничество» по приказу генерал-фельдмаршала Па- скевича военным отрядом под командованием комен¬данта Владикавказа генерал-майора Абхазова. В резуль¬тате завязавшейся переписки по поводу прошения ко- банцев в августе 1851 г. в своем докладе Главнокоманду¬ющему Ильинский писал: «Дозволить им вновь пересе¬литься в горы, — значит дать возможность возобновить прежнюю порочную линию»81. Главнокомандующий со¬гласился с мнением начальника Владикавказского окру¬га. Жителям Кобанского аула было отказано в просьбе.
Однако к тому времени часть кобанцев уже верну¬лась на прежнее место, и об этом стало известно высше¬му военному начальству*. 28 марта 1852 г. помощник на¬чальника штаба отдельного кавказского корпуса писал начальнику Владикавказского округа от имени Главно-командующего: «Мы узнаём, что переселенные в 1830 году Тулатовы с 50 дворами на р. Гизель, возвратились с небольшим числом подданных на р. Кубань (Кобан. — авт.). Остальным начальство не позволяет это переселе¬ние. Просим: не изволите ли разрешить другим тоже пе-реселиться, через что осталось бы больше земли для на¬деления других тагаурцев»82. И разрешение было дано.